Существует ли дефицит программистов или размышления о путях развития российского образования

Толчком к написанию данного текста послужили:

1. Свежая заметка Ольги Самофаловой "Программисты становятся дефицитом" на сайте ВЗГЛЯД.РУ
Источник: vz.ru

2. Статья Алексея Барабанова "Open Source взглядом оптимиста" датированная 2006 годом, актуальность которой за прошедшие 6 лет только возросла.
Источник: barabanov.ru
Копия: soft4edu.org


Первый текст фрагментарен, так как состоит из цитат, насыщен цифрами (иногда противоречащими друг другу) и в целом ведет к выводу обозначенному в подзаголовке: "В России прогнозируется острая нехватка специалистов по информационным технологиям".

Бессмысленно полемизировать с автором и экспертами, которых она цитирует по конкретным цифрам, ясно что это экспертные оценки. Объективных данных, дающих полную картину, не существует, но все знают, что очень существенная часть кода написанного в России написана фрилансерами, а самые сложные работы по IT-администрированию часто выполняются по схеме аутстаффинга, обычно "в серую".

Только одна цитата:
«Российским IT-компаниям необходимо развивать систему наставничества. Компании-интеграторы должны учить квалифицированных сотрудников работе с молодыми специалистами, потому что готовых кадров на рынке просто нет» - сказал вице-президент по развитию и инновациям группы компаний ЛАНИТ Степан Масленников.

Подобные разговоры в среде практиков IT-отрасли ведутся уже лет двадцать, кое-что даже делается, вот только результаты обескураживают - положение все ухудшается.

В США (страна несомненный лидер IT-отрасли) университеты являются донорами идей. Лучший код придумывается и пишется там. Вендоры охотится за выпускниками, ибо они гарантия успеха в конкурентной борьбе, а наш бизнес размышляет, как бы использовать эти места, где концентрируется активная молодежь (ВУЗы называются), для пополнения своих стареющих кадров, и не может придумать! Идея ввоза спецов из-за границы уже давно втихую реализуется, даже соответствующие поправки к закону о гастарбайтерах провели через Госдуму.

Открывать кафедры крупных предприятий в университетах, конечно полезно, но недостаточно и часто даже неэффективно. Чтобы ВУЗ выпускал специалистов востребованных рынком, ВУЗ должен располагать не единицами достойно оплачиваемых преподавателей, а сотнями. Тогда спектр дисциплин прослушанных студентом будет достаточно широк, а глубина усвоенных знаний и актуальность полученных навыков позволит сразу после выпуска претендовать на хорошую вакансию.

Вывод все тот же. Университету нужны деньги. Много денег. Чтобы не только тупо вбивать в головы студентов необходимые, но давно открытые истины, а вовлекать их в поиск новых, т.е. в Науку. Именно так с большой буквы.

Университет не должен мучительно изыскивать средства на оплату отопления или зарплату трех новых лаборантов, он должен искать таланты и финансировать каждую, иногда даже бредовую, идею, если это позволит студенту стать криативнее, а аспиранту открыть новую тему в науке.

Роль государства сегодня в России определяющая. Оно не может ограничиться только введением правил игры (неполноценных пока, понимаемых слишком узко), процессом необходимо управлять умно и тонко. Если Минобр ограничится только бесконечным усовершенствованием ЕГЭ, мы рискуем скоро получить на месте Университета десяток кафедр глобальных корпораций (а у них, понятно, совсем другие приоритеты, далекие от наших национальных сверхзадач).

Количество университетов необходимо резко сократить. Оставшиеся финансировать по нормам ведущих стран (или лучше) из казны и найти способ стимулировать меценатство бизнеса. При этом вмешиваться в оперативное управление ВУЗом нельзя разрешать никому: ни чиновнику, ни благотворителю. Постфактум контролируйте, воров сажайте, но не более - самим же лучше будет - специалистов высшего класса получит и гос орган, и корпорация, и стартап.


Рассмотрим второй из анонсированных текстов.

Как будто бы тема совсем не связана с первой, однако это не твк. В проблематике свободно софта, как в капле воды отражаются все аспекты более общей темы российского образования.

Алексей Барабанов в своей статье дал полный и точный абрис Open Source Software (OSS) в современном мире и рассмотрел его перспективы в России. Парадоксален вывод автора:

Для многих противостояние OSS и проприетарного ПО сосредоточено в соревновании Linux vs Windows. Это очень примитивно, но почти верно. Ошибкой является стереотипное приравнивание MS Windows старому и капиталистическому, а Linux новому и коммунистическому. Отсюда и напрасное ожидание, что Linux и все продукты, произведенные OSS, окажутся дешевле проприетарных. А происходит ровно наоборот. Именно Linux получается дороже в эксплуатационном цикле для корпоративных потребителей, чем MS Windows. Да, согласен, потому то я и работаю в среде Linux, что это приносит больше прибыли при меньших усилиях. Linux и другие OSS являются следующей за проприетарными моделями формой развития ИТ отрасли. И соответственно они несут большую эксплуатацию разработчикам, дороже для потребителей и выгоднее для инвесторов. Но не надо ждать, что движение OSS будет добиваться успеха повсеместно. С появлением коммунистических и развитых демократических стран на планете Земля история многих феодальных и даже рабовладельческих государств вовсе не завершилась, путем добровольного присоединения к СССР. Но также как неизбежен прогресс в общественных отношениях, так и распространение OSS уже не остановить. Потому что он усилиями таких компаний, как IBM и Novell превращается в инструмент неоглобализма.

И теперь можно ответить на вопрос, угрожает ли что-нибудь OSS. Нет, не угрожает! Напротив, это сам OSS угрожает оригинальным коммерческим проектам. Чужой, импортированный OSS это быстрая и сладкая смерть национальной ИТ индустрии той страны, которая не сможет противопоставить аналогичный свой OSS. Зачем вывозить «мозги»? Можно подарить «бесплатный» OSS и тем привлечь чужих специалистов к обслуживанию наукоемкой индустрии «доброго дяди» взамен отечественной.

Если принять эти два абзаца за постулат, окажется, что OSS не "капля воды", а цистерна сильнейшего катализатора не только для нашего образования, но для любой современной экономики.


Есть русский синоним для OSS  - свободное программное обеспечение или СПО, далее будем употреблять его. (Специалисты знают, что эти термины не полностью взаимозаменяемы, есть важные нюансы, но здесь будем считать, что в первом приближении это так).


Пирамиду Маслоу упоминает Барабанов в своей статье, как один из опорных пунктов своего вывода, приведенноего выше.

Барабанов утверждает, что только достигнув вершины пирамиды, человек способен на свободное творчество и на свободную жертвенность (т.е. в контексте СПО - может позволить себе бесплатно, ради удовольствия, трудится или просто давать - не инвестировать! - деньги на разработку софта, который потом станет общественным достоянием).

Серьезные ученые, прежде всего сам Abraham Maslow, не разделяют столь примитивную трактовку.

Вот пример такой критики:

Теория иерархии потребностей, несмотря на свою популярность, не подтверждается и имеет низкую валидность (Hall and Nougaim, 1968; lawler and Suttle, 1972)[3].Когда Холл и Ноугейм (Hall и Nougaim) проводили своё исследование, Маслоу написал им письмо, в котором отметил, что важно учитывать удовлетворение потребностей в зависимости от возрастной группы испытуемых. «Счастливчики» с точки зрения Маслоу удовлетворяют потребности в безопасности и физиологии в детстве, потребности в принадлежности и любви — в подростковом возрасте и т. д. Потребность же в самоактуализации удовлетворяется к годам 50-ти у «счастливчиков». Именно поэтому нужно учитывать возрастную структуру.

Главная проблема при проверке теории иерархии — как измерять потребности. Вторая проблема теории связана с разбиением потребностей в иерархии, их последовательность. Сам Маслоу указывал, что порядок в иерархии может меняться. Тем не менее, теория не может объяснить, почему некоторые потребности продолжают быть мотиваторами даже после того, как они были удовлетворены.

Поскольку Маслоу исследовал биографии только тех творческих личностей, которые, по его мнению, были успешными («счастливчиками»), то из исследуемых личностей выпал, например, Рихард Вагнер, великий композитор, лишенный практически всех личностных черт, ценимых Маслоу. Учёного интересовали необычайно активные и здоровые люди, такие как Элеонора Рузвельт, Авраам Линкольн и Альберт Эйнштейн. Это, конечно, накладывает неизбежные искажения на выводы Маслоу, так как из его исследований неясно было, как устроена «пирамида потребностей» большинства людей. Также Маслоу не проводил эмпирических исследований

Источник: http://ru.wikipedia.org


Здесь мы не станем дальше углубляться в критику теории иерархии потребностей, а перейдем собственно к темам заявленным в заголовке.

В основном мы будем опираться на опыт работы в МГИМО, однако нам известно, что в других университетах фактическое положение дел либо близко к нашему, либо существенно хуже.

Программист - это ключевая профессия 21-го века, так же как рабочий был главной движущей силой в 20-м, а крестьянин в предыдущее тысячелетие. (Понятно, что наименования эти обобщающие. Крестьянский труд состоит из полеводства и животноводства. Рабочие это: и машинисты паровозов, и фрезеровщики, и сборщики космических аппаратов. Программистами по традиции называют всех, кто прикладывает руки к компьютерам: системные администраторы поддерживающие суперкомпьютеры и эникейщики, инженеры технической поддержки и собственно кодировщики, все они немножко "программисты", так же как комбайнеры и доярки - "немножко" крестьянине.)

Айтишники, компьютерщики - такие же вульгаризмы, как программист, в смысле работник IT-сферы. В этой индустрии давно произошло глубокое расслоение некогда единой профессии, теперь между web-дизайнером и web-программистом такая пропасть, что для их совместной работы необходим переводчик - руководитель web-проекта, который имеет некоторое представление о той и другой профессии, но сам может ими и не владеть в полной мере. (Американцы - наши антиподы - они не только не продвигают в руководство проектами бывших инженеров, но прямо считают опыт работы руками вредным для руководителя.)

Сами работник IT-сферы, различают программистов и кодировщиков. Первые обладают достаточной эрудицией, чтобы освоить предметную область, в которой они в данным момент работают, могут самостоятельно сформулировать требования к информационной системе и закодировать ее. Кодировщик может только последнее, более того он часто делает это формально, без фантазии и блеска (в чем особенно русским программистам нет равных в мире: компиляторы пишутся в Санкт-Петербурге, продукты фирмы Майкрософт - в Индии).

Кроме того программисты различаются по уровню близости к конечному пользователю (верхний уровень) или к железу на котором будет работать программа (нижний уровень).

Считается, что на нижнем уровне работают более квалифицированные узкие специалисты - интроверты, а на верхнем более широко образованные экстраверты. На рисунке явно выделены три слоя программных систем, ограниченные снизу слоем железа, а сверху слоем пользователей. Конечно это сильно упрощенная схема, на самом деле, каждый слой не монолитен, а также имеет свою, часто тоже слоистую, структуру. Толщина слоев показывает относительную трудоемкость.

Учитывая вышеизложенные замечания, уточним и конкретизируем вопросы:

  1. Достаточно ли в МГИМО программистов?
  2. Если нет, то каких именно не хватает?
  3. Насколько критична эта проблема?
  4. Как ее решать?

В штатном расписании их 2 или 3. Еще 2-3 сотрудника серьезно занимаются программированием помимо своих прямых обязанностей. Есть небольшая группа студентов 3-5 человек готовых к волонтерской работе не только морально, но и профессионально. Это все.

Возможно нам и не нужно больше? Мы не Бауманка, где каждый первый преподаватель - инженер, а каждый второй студент - кодер. Может быть нам дешевле станет вообще отказаться от собственных IT-специалистов, расформировать ДИТ и отдать все на аутсорсинг, как охрану, общепит или уборку помещений?

Хорошо бы еще закрыть пару непрофильных для МГИМО кафедр. Правда при этом мы рискуем потерять по формальным признакам статус Университета, а по неформальным - наши выпускники вынуждены будут добирать знания необходимые современному экономисту, юристу, дипломату, журналисту вне стен  alma mater.

Похоже современный университет не может себе позволить не только стоять на месте, но даже бежать вполсилы. Необходимо все время искать чего мы недодаем студенту и догонять, догонять... Хорошо бы, если по гамбургскому счету, еще и вперед вырываться иногда.

В отличии от железа, которое требует периодического обслуживания и/или замены, информационные системы должны развиваться постоянно. Перманентная модернизация - это нормальное состояние современного софта, поэтому без программистов обойтись не удастся. Совокупность прикладного софта более трудоемка в проектировании и поддержке, чем другие типы софта, а тиражи каждого из продуктов существенно меньше - это ножницы, которые нужно осмыслить.

Схема намеренно гипертрофированна, это не количественный график, а качественная иллюстрация проблемы.

Теперь понятен корень проблемы: серьезный прикладной софт по сложности не уступает системному, при том что последний распространяется огромными тиражами и значит рентабелен. Но ядро операционной системы (действительно сложная и важная штука)  непосредственной пользы конечному пользователю не приносит (кому нужно базовое шасси от автомобиля? - всем нужен автомобиль, а точнее удобное средство решения транспортной проблемы), поэтому реальному человеку нужен именно прикладной софт и его нужно большое разнообразие (аналог - автомобили спецназначения: спектр от пожарной до снегоуборочной - количество каждой разновидности меньше легковых на порядки).

Можно ли найти на рынке коммерческую фирму, которая возьмет на себя наши проблемы с прикладным софтом? Можно - 1С несомненно успешный пример. Однако чаще крупные системные интеграторы легко выигрывают конкурсы на разработку и даже иногда честно отрабатывают оплаченный заказ, однако сразу после подписания актов, они переключаются на следующего клиента, а мы остаемся один на один со своими проблемами (либо вынуждены платить высокую ренту "за глупость", т.е. за так называемую техническую поддержку). Собственно так устроен корпоративный капитализм. Жаловаться некуда. 

Каждый университет пытается решать типовые для всех прикладные задачи в одиночку, и при этом каждый, кроме множества мелких технических грабель, наступает на огромные непреодолимые экономические грабли - денег на действительно качественный программный продукт все равно не хватит и на свет будет произведен очередной уродец. Вместо того, чтобы в складчину (как когда-то бедные колхозы создавали МТС) создать общий репозитарий продуктов и совместно их развивать и поддерживать, каждый в отдельности практически впустую тратит свои скудные средства.

СПО (как метод производства кода и как метод его распространения/использования/потребления) является следующей ступенью развития способов производства.

Фактически похожая парадигма существовала всегда, просто теперь она становится существенным и необходимым фактором мировой экономики. Художник, который рисовал на стене пещеры сцены охоты и тем воодушевлял племя для следующей, ничего не требовал себе в оплату труда - вождь давал ему еду тоже не потому, что осмыслил пользу картины и его автора, а просто так. Бескорыстны были оба. Поэты и изобретатели порождали свои творения потому, что не могли иначе. У одного процента популяции - любой! - есть этот ген. Творческий продукт выдается на гора при любых обстоятельствах: ни голод, ни чума, ни война не могут остановить этого - вот почему не правы Барабанов и Маслоу. И здесь нет ни грана романтики - чистый Дарвин.

В другом, как нам представляется, Барабанов прав: страна не вкладывающая в СПО существенные деньги, а только потребляющая чужое СПО, рискует потерять отечественную индустрию программного обеспечения, так же, как потребляющие чужие автомобили, мясо и фильмы, отвыкают их производить на конкурентном уровне и отстают навсегда. Страна же состоит из людей, предприятий, университетов. Отставание ведущих вузов страны, к которым МГИМО несомненно  относится, критично вдвойне, втройне, ибо построить новый дом, университет, космодром на несколько порядков трудней и дороже, чем поддерживать в добротном состоянии то, во что уже вложен огромный труд прошлых поколений.

МГИМО — гуманитарный университет и странно было бы нам писать свою операционную систему, это пока удается только Беркли, значит системных программистов нам содержать не нужно. А вот свои прикладные задачи мы вполне можем решать (конечно существенно лучше это делать в кооперации с другими). В мире существует множество СПО-проектов, ничто не мешает нам присоединиться к тем, которые нам сразу же принесут большую пользу.

Вот три из них:

RunaWFE - это свободная система управления бизнес-процессами и административными регламентами.Фактически - система позволяет построить документооборот любой сложности, быстро, своими силами или при небольшой поддержке авторов.

Moodle — система управления обучением или виртуальная обучающая среда. Она кстати у нас стоит уже лет 6 на запасном пути.

Drupal (друпал)  — система управления содержимым и фреймворк для web-проектов. Наш портал может быть портирован на друпал небольшими силами в течении 1 года, причем первые разделы, например новостные, могут быть запущенны за 3-5 месяцев (потребуются консультации внешних специалистов).

Выводы:

  • Любому университету нужны программисты.
  • Разрабатывать (участвовать) своими силами/средствами имеет смысл только СПО.
  • Естественная для СПО кооперация университетов (или их программистов) во время работы над общими проектами может дать очень большой синергетический эффект.

В данной статье мы немного углубились в узкую область прикладного программирования для университетов. Очевидно, что она является только небольшой частью айсберга проблем российского образования. Однако, на наш взгляд, данная проблема относится к разряду краеугольных, так как наше время это время высоких технологий и тот кто не включится в процесс их создания и освоения останется на обочине. Неважно технический или гуманитарный продукт ты производишь - без программистов его не сделать ни современным, ни качественным, ни востребованным.

Комментарии

Довольно-таки необычным и неожиданным прозвучало предложение мне просмотреть гранки статьи Александра Борисовича Немченко «Существует ли дефицит программистов или размышления о путях развития российского образования». Не стал открывать указанные статьи Ольги Самофаловой и Алексея Баранова, так как, на мой взгляд, автор стремится не оспорить Самофалову и Баранова, но взглянуть на все проблемы, связанные с IT-технологиями, с другого ракурса и расширенно. Не могу сказать, что всё понял при чтении статьи Немченко, но многое понял и это заставило задуматься.

Но начну всё же с личных впечатлений про движение этих технологий. У автора этих строк жена и сестра закончили факультет прикладной математики, но обе не работали ни секунды по профилю! Почти перед самым приходом предложения А.Б. Немченко вирус с красивым названием «маячок» съел три браузера на моём компьютере. Я попытался обратиться к знакомым, которые обучались серьёзным программам (тут, наверняка, нет особой разницы какого направления), но… они не могли ответить ни единым движением! Вылечил мой компьютер сын моего старого знакомого, который пока (14 лет) не заканчивал никаких курсов (!), но у парня голова работает очень направленно в нужную ему сторону. Ему не удалось до конца пояснить некоторые программные позиции мне, так как он уже очень далеко ушёл вперёд, а мне настолько далеко и не надо, но в целом я его понял. Отсюда я позволю себе сделать один вывод: все эти курсы по обучению людей программам нужны только тем, кто уже хоть что-то начал понимать в IT-области, то есть, приподнялся над простым пользованием и желает большего, чем быть простым юзером!

Теперь к самой статье. Я не буду останавливаться на специфических моментах, так как это будет ясно только специалистам. Свою задачу вижу в рассмотрении этой проблемы с точки зрения того же самого юзера и цивилизованного человека. Конкретно о понятии «дефицит» можно сказать следующее. Как и все страны бывшего СССР Россия не ощущает дефицита только среди административных работников, то бишь, бюрократов. Во всех остальных областях и отраслях наблюдается, говоря ярким языком недавней молодёжи, – полный отстой! Значит, область IT-технологий в таком же плачевном состоянии.

Места, где концентрируется активная молодёжь (по определению Немченко – ВУЗы), мною мало изучены, зато хорошо знаю уже отсидевших в этих местах положенный срок. Потому мало что могу сказать лестного об этих молодых людях. Активность у них сильно однобокая, так называемые «ботаники» среди них нечто вроде белых ворон. Последнее время мне много пришлось общаться с двадцати двухлетними парнями, только что закончившими институты по финансовым специальностям. Ни единого среди них нет, кто бы знал что-то шире простой бухгалтерской программы. То же самое можно сказать и о детях моих приятелей, но уже которым под тридцать. Такая же ситуация и среди молодёжи в возрастной группе от 30 до 40. Может быть, мне просто не приходится с такими «белыми воронами» сталкиваться? Вряд ли. Так как мне приходится пользоваться и USB модемом, то пришлось столкнуться с довольно широким кругом людей, занятых продажей и обслуживанием компьютеров. Таким образом, можно точно сказать, что активная молодёжь, – это совсем не обязательно будущие творцы, большая часть из которых – обычные серые потребители, которые в своё время сильно посодействовали перевоспитанию «белых ворон»… Потому не стоит отрываться от жизни и учитывать тот факт, что в университеты и институты попадает далеко не самая лучшая часть молодёжи, но «золотая молодёжь». Может быть, кто-то хочет доказать мне обратное?! Кроме того, есть ещё один немаловажный аспект: творческая часть «ботаников» выглядит в глазах так называемой креативной молодёжи ещё более «загадочнее», так как они никак не поддаются меркантильному воспитанию своих сверстников. Это совсем не значит, что у них нет желаний, соответствующих данному возрасту.

Теперь об инвестициях в науку… Если судить о разгоревшихся скандалах Петрика с РАН, то, наверняка, следует констатировать факт, что академия наук занимает невыгодную позицию защищающегося. Её (академию) можно понять: мало того что инвестиций в науку нет и особо не предвидится, а тут ещё и кто-то пытается отобрать «нажитое непосильным трудом»… Даже без углубления в эту тему можно предположить, что в самой РАН дела ещё хуже, чем нам преподносят. Что-то не особо слышно об великих прорывах российской науки по отношению, навскидку, к Буркина-Фасо. Если Немченко не имеет право в открытую об этом говорить, то нам вроде как можно. Цитата от Бисмарка (если мне не изменяет память): страна, не желающая кормить свою армию, будет кормить армию другой страны, захватчицы. Разве нельзя то же самое сказать и про науку? Кто-то в состоянии напомнить мне и другим пользователям нашего портала, ЧТО конкретно было изобретено с 1985 года? Только без оглядки на советскую науку и вообще всё мировое научное сообщество? Думаю, меня сразу же упрекнут и даже попытаются поставить на место, не настоящие учёные, а именно наукообразные бюрократы!

«Роль государства сегодня в России определяющая». Думаю, это правильная постановка вопроса, но разве где-то иначе? Мне кажется, что не это хотел сказать Александр Борисович. И дело, скорее всего, не в неполноценности правил и самого ЕГЭ. В прошлом абзаце я обратил внимание на то, что в академии, как бы это помягче выразиться, и дел-то научных нет, кроме дел, аналогичных судебному процессу с Петриком. Недавно ещё прочёл откровения Евгения Фёдорова про «продажу» России США во времена Горбачёва и Ельцина. На веру брать во внимание такие откровения очень сложно, но всё же можно предположить такой разворот событий в те годы. На основании такого предположения уже понятна постройка «Сколково» и все события вокруг него. И на основании того предположения напрашивается вопрос: Вы ещё надеетесь, Александр Борисович?

«Количество университетов необходимо резко сократить». С этим утверждением Немченко я абсолютно согласен, но вот будут ли согласны те, которые плотно сидят на государственных и частных дотациях? Значит, поначалу стоит разобраться чисто административно с этой частью «марлезонского балета» и вернуть государству все рычаги управления собственным образованием. И уж потом делать остальные па. Думаю, никакому государству не будет выгодно содержать нахлебников, даже с большими учёными степенями. А при сокращении университетов высвободившиеся средства можно перенаправить на первоочередные нужды науки и образования. Слабо верится, что это может произойти безболезненно, но эта работа напрашивается как первая стадия очистки бюрократов-трутней от науки.

Теперь же перейду к наименее знакомой мне части статьи Немченко А.Б., а именно к противостоянию двух систем «Linux vs Windows». Хотя плохо понял, почему первое зовётся коммунистическим, а второе капиталистическим, но, наверняка, так оно и есть. Но не о том. «Но также как неизбежен прогресс в общественных отношениях, так и распространение OSS уже не остановить. Потому что он усилиями таких компаний, как IBM и Novell превращается в инструмент неоглобализма». Если судить по арабским революциям, хотя неясно, какая из систем здесь первенствует, но новейшие технологии используются в необычном контексте. Не согласен со сравнением с прогрессом в общественных отношениях, но вновь приходится отвлекаться на некорректные фразы. А вот с этим невозможно не согласиться. «Чужой, импортированный OSS это быстрая и сладкая смерть национальной ИТ индустрии той страны, которая не сможет противопоставить аналогичный свой OSS». И это понятно даже мне. Хотя кому тепло или жарко от того, что даже я это понимаю?! С выводом Немченко также нельзя не согласиться. « Что OSS не "капля воды", а цистерна сильнейшего катализатора не только для нашего образования, но для любой современной экономики». Думаю, что это очень хорошо понимают и наверху, иначе бы не было недавней ротации кадров среди министров.

Пирамида Маслоу и все комментарии по ней, на мой взгляд, просто основательная чушь, но мнение профана тоже мнение, попрошу учесть. Теперь перейдём к самим темам, по выражению Немченко, заявленным в заголовке. Должен сказать, что, по моему мнению, Александр Борисович не справился с поставленной им самим же задачей. А у меня не хватает знаний по IT-технологиям, чтобы ему помочь в раскрытии темы в нужном ключе. Но можно предположить, что если бы нам это и удалось сделать, то и тогда это мало бы что изменило в расстановке сил в этой области и вокруг неё. Возникает вопрос: почему мне кажется, что Немченко не справился с ответом на обе статьи? Во-первых: наверняка, стоит сказать, что я никоим образом не сомневаюсь в компетентности А.Б. Немченко, а очень сомневаюсь в том, что все выводы дойдут до нужных ушей. Ещё большие сомнения возникают в том, что если всё же выводы дойдут, то услышавшие захотят что-либо исправить!

Я же ниже остановлюсь на некоторых моментах, которые бы следовало бы откорректировать, хотя, повторяюсь, общей тенденции это не изменит. Но будем надеяться, что Немченко сможет извлечь и из моих дилетантских рассуждений что-то полезное. Итак, программист, по разумению Немченко, – ключевая профессия нашего века. Не ключевая, но жизненно необходимая для прогресса, так, на мой взгляд, будет вернее. Государство пока только раздаёт награды программистам, которые смогли зарекомендовать себя в голосованиях по интернету. Все остальные пока не у дел. Сказать точно, сколько это будет продолжаться, наверняка, не сможет никто. Пока суть да дело дойдут до раздачи денег нужным программистам, им стоит скооперироваться на продвижении проектов, которые необходимы будут государству в прямом смысле завтра. Тогда, возможно, они будут замечены и гораздо проще будет говорить о проблемах, возникающих в этой индустрии.

Очень существенным считаю замечание Александра Борисовича, как продвижение проектов идёт у американцев. Основное то, что они чётко разделяют труд интеллектуалов и прикладников. Случайно об этом узнал ещё в конце 70-ых прошлого века. Мне даже рассказывали старшие товарищи, как нашу делегацию водили по одному из заводов в Детройте. Наши специалисты с завистью разглядывали всё производство и особо интересовались зарплатами токарей, фрезеровщиков, сборщиков. Каково же было их удивление, когда их привели в замызганный кабинетишко, в котором сидел небритый, полудикий человек. Его представили как мозг всей компании. Изумление выплеснулось наружу, когда прозвучал ответ, что он получает больше, чем председатель совета директоров! Похоже, что сегодня такого бы изумления не было, а нам пора вплотную заняться реализацией замыслов чистых интеллектуалов.

Далее у Немченко А.Б. идёт более специфическое описание проблем отрасли. Какую-то часть, менее тщательно, я уже разбирал в прошлом своём послесловии к статье А.Б. Немченко. Меня в новой статье заинтересовала приведенная Немченко взаимосвязь современного образования и программирования. Вроде бы и сама проблема, и само решение лежат на поверхности, но это только кажущееся решение. Не буду пытаться претендовать на какую-то новизну в своих рассуждениях, но всё написанное выше, как и далее лишь попытка разобраться в ситуации представителю самого обширного звена. Итак, о связи образования и новейших технологий. Даже если МГИМО и потеряет статус университета, вновь став только институтом, готовящим дипломатов, то и это не позволит расслабиться его администрации. И иначе быть не может – современный дипломат просто обязан быть очень хорошим юзером, дабы не отстать от реалий современной жизни, а ещё лучше мини-программистом (если так можно выразиться). Значит, смена вывески не играет никакой роли. То есть, любое высшее учебное заведение, желающее поддержать марку современной российской науки, просто обязано уделять новым технологиям пристальное внимание! Вывод проще выеденного яйца: специалисты-айтишники, состоящие в штате учебного заведения должны хорошо оплачиваться, то есть, их труд! В противном случае программа обучения будет неполной и однобокой, то есть, из-за плохого материального обеспечения педагогов, занятых в этой области, будут страдать студенты, закончившие этот ВУЗ, причём, сразу за его дверями!

Согласен я и с тем, что нет предела фантазиям человека и с тем, что эти самые фантазии рождаются в самых неприспособленных для этого местах. Выращивать фантазии не удавалось никому, но можно, как минимум, не губить ростки в «ботаниках» и поощрять эти протуберанцы мыслей намеренно, на самом высоком государственном уровне! И в данном случае главное – это предвидеть все максимально возможные перспективы в этой области, а для этого надо бы рекламировать не пиво, а любой шаг, дающий возможность человечеству сдвинуть эти технологии в нужную ему сторону. Может быть, слишком высокопарно сказано, но уж как могу. По сегодняшним меркам, насколько мне известно, невозможно сдвинуть с нуля (а мы уж очень близко к нему приблизились) ни одну область производства без этих самых программистов, ни сельское хозяйство, ни вооружение. Времена меча и орала давным-давно прошли, как и времена, когда что-то делалось нахрапом и на колене. Пора бы уж прекратить набивать себе шишки там, где не набьёт себе шишку ни один западный школьник!

Со всем уважением Ваш друг, Назариков Александр.