Тренды IT-индустрии первой половины 21-го века. Полемические заметки.

Данный пост адресован людям принимающим решения при определении стратегических направлений развития своей организации. Возможно эти заметки помогут не ошибиться в выборе или просто учесть те тренды, которые уже очевидны узким специалистам, работающим в индустрии IT.


Постулаты прогресса в персонажах

1. Ученый, понявший принцип действия природного явления, умирает от голода.

2. Инженер, построивший технологический процесс с использованием открытия ученого, умрет точно не от ожирения.

3. Умирающий миллиардер, построивший бизнес на изобретениях предыдущих двух товарищей, мучительно думает как распорядится нажитым.

Первый получает острое наслаждение уже задавая себе вопрос, а если удастся найти ответ - счастье окупает всё.

Второй получат адреналин наблюдая, как на вход построенной им машины поступает мертвая материя, а на выходе является прекрасное и полезное изделие.

Третий, как раб, всю жизнь пашет на свой кошелек и в результате сгорает в огне собственной жадности не успевая потратить накопленного.

Абстрагируясь от этических оценок, мы должны признать, что именно последний персонаж является двигателем прогресса. Не красота формулы (нередко после открытия забываемой на столетия), не прагматичная польза для людей, которую им даст новый механизм, построенный инженером (он скрипит, воняет и дорого стоит), а отвратительная, всепожирающая жажда наживы, всегда только она, толкает человечество вперед от пещеры к звездам.

В этой тройке не хватает еще одной фигуры. Огонь добытый голым прометеем и приспособленный кулибиным в шкуре, для обогрева пещеры, сначала был применён воином для сражения с врагами и лишь потом продан каином в соседнее племя за 30 глиняных плошек. Я хочу сказать, что кроме трех гражданских персонажей в прогрессе всегда участвует человек с копьем ...или в погонах.

IT-индустрия развивалась, разумеется, по тем же законам. Ученые открывали все более тонкие эффекты в устройстве вещества, инженеры придумывали, как это использовать в изделиях, бизнес заставлял все это приносить прибыль. Очень скоро выяснилось, что на вложенный доллар, норма прибыли в этом секторе выше, чем в других, и деньги хлынули рекой. Спираль стремительно закручивалась. Кстати открылась Азия с бездонным запасом дешёвых рабочих рук. Шевеление извилиной позволяло программистам прокормиться, а запечатанное в почти пустую коробку, осыпало самых шустрых миллиардами зеленых бумажек. Казалось это торнадо не остановить, да и зачем, ведь всем и так хорошо?

Граница

Альтруизм у некоторого процента граждан человечества присутствовал всегда. Чаще всего у ученых, иногда и у инженеров, но результатами его всегда пользовались третьи.

С появлением индустрии софта, этого странного товара с нулевой стоимостью тиражирования и доставки потребителю, открылось окно через которое оцифрованный (но не овеществлённый!) труд инженера мог, минуя продавца, попадать прямо к юзеру - свободному (от грузчика, продавца и капиталиста) потребителю. Оказалось, что в этой нише поставщик не нужен - достаточно производителя. Прозвенел тревожный звоночек, а затем взвыли сирены - караул грабят! Это капитал понял, что здесь торнадо остановится и рассыплется.

Попытки загнать джина в бутылку, всегда приятно наблюдать со стороны джина, однако вопли несчастных так жалобны, а страшилки так реалистичны, что придется их проанализировать.

Итак страшилка: С разрушением традиционной схемы двигающей прогресс (т.е. удовлетворения жадности, путем отъёма результатов умственного труда у авторов и впаривания его остальным по безумным ценам), человечество утратит способность развиваться и очень скоро, стеная, принуждено будет вернуться в пещеры.

У меня другая картинка. Если асфальтобетон взломан в одном месте одной травинкой, это означает, что скоро здесь везде будет буйная зелень - попрет так, что мама не горюй.

Конечно в джунглях не те законы, что на плацу, однако с гектара плаца трудно собрать столько же бананов, сколько с гектара леса. Не переживайте за человечество, господа, оно не одичает в джунглях, просто станет лучше питаться.

Умная власть (человек с копьем), может и должна сколь возможно закатывать свежим слоем асфальта свой гектар, но только до тех пор, пока соседние гектары не заколосятся. Причем в одном из уголков своего обширного гектара, нужно не каток катать, а любовно культивировать то, что придет на смену асфальту, иначе вскорости придется закупать бананы у соседних гектаров.

Софт родился в университетской среде и всегда копировался свободно пока не пришли дяди в пиджаках и не показали ошеломлённым авторам Юникса и языка Си, бумажку на которой было написано, что эти штуки принадлежат им, дядям, и они теперь будут продавать Это. Не всем это понравилось, и некоторые стали переписывать старый софт и писать новый, налепляя на него ярлычок "Распространяется безвозмездно, т.е. даром."

У нас в России

В России свободный софт долго, в отличии от западных стран, оставался особенно свободным и когда пришло время привести нашу IT-действительность к общему знаменателю с Европой, оказалось, что мы вполне готовы. В том числе юридически.

Выяснилось, что не все в гос структурах дебилы, многие слышали слова open source и знают, что по русски это называется сводное программное обеспечение - СПО (оставим в стороне тонкие отличия этих двух понятий). В ряду других национальных технологических платформ принята национальная программная платформа. В.В. Путин подписал решение правительства и план перехода государственных органов на СПО. Похоже наше государство скоро перестанет тратить наши деньги на бессмысленную закупку коробок с красивыми лейблами.

IT-индустрия родившаяся в муках перехода от лампы к кремниевой пластине, сегодня больше чем наполовину состоит из неосязаемого софта, а он уже более чем наполовину свободен. Для софта свобода также естественна, как для всего живого. В неволе он плохо размножается, долго взрослеет, у него слабый иммунитет к вирусам и другим паразитам и конечно в неволе не рождаются новые виды (хотя на ферме и могут быть искусственно выведены более толстые свиньи - это просто уродцы, по сравнению с творениями природы).

Те, для кого это всегда было очевидно - университетские профессора, первыми придумали, как само организоваться для создания сложного прикладного софта, тираж которого в отличии от системного мал (одна и та же операционная система стоит на каждом из миллионов компьютеров, а система поддержки учебного процесса нужна (но очень!) только в учебных заведениях, да еще и особенная в каждом из технических, гуманитарных и творческих анклавах). Сложность в том что и многотиражная операционная система (ОС) и малотиражный специализированный софт требует сравнимой по объему трудоемкости, более того, если ОС можно годами эксплуатировать почти не модернизируя (только заплатки безопасности ставь), то прикладному софту присуща функция постоянного обновления, расширения, даже экспансии. Если ОС - это красивое автономное долго живущее животное, то прикладной софт - это сложно устроенное сообщество растений - луг или лес, где постоянно отмирающие особи заменяются молодой порослью - жизненный цикл другой, а сложность организации и энергоемкость не меньшая.

Американская ассоциация университетов KUALI (по форме фонд) включает в себя десятки крупных и мелких учебных заведений, бизнес, например, IBM, а также много не американских университетов. Цель эти прагматичные люди ставят простую: обеспечить себя нужным софтом, не разоряясь, оплачивая яхты и личные боинги топ-менеджмента глобальных софтверных корпораций. Проект развивается успешно, ядро и некоторое количество модулей уже готово, код выложен на сайте - бери кто хочет (и сможет воспользоваться).

Российские университеты (еще не зная об американском фонде), пошли по тому же пути, просто потому, что он естественен: трудную задачу порой невозможно решить иначе, чем в кооперации (либо решение будет локальным, узким и не окупит затрат, в каждом из десятков самостийных проектов, аналогичного назначения). Распылённые средства гораздо выгоднее сконцентрировать и полученным результатом пользоваться всем. Это же не прокатный стан - софт копируется быстро, точно и бесплатно.

Коллег готовых возразить, что собственно кодирование, далеко не главная статья расходов, прошу сдержаться и продолжить чтение. Известно, что в структуре затрат на внедрение любого проекта, кроме затрат на железо и софт, должны быть запланированы средства на преодоление начальной инерции, т.е. на орг-тех-мероприятия и обучение людей, которые станут (или не станут, и черта их заставишь) пользоваться новой системой. Более того рост леса никогда не заканчивается - проект требует постоянного обновления во всех своих компонентах.

Вот тут и находится интерес бизнеса. Правда он не сулит сверхприбыли (коробками с лейблами здесь и не пахнет), но если ты готов кропотливо работать, с каждым клиентом, адаптируя под него серийную систему, обучая его и его людей не только в классах и на рабочих местах, но и просвещая его, поднимая (иногда таща) и самому поднимаясь по спирали развития, благодарный клиент оплатит твой труд и масло на твоем бутерброде. В серийный софт будет включены отработанные тобой и твоими клиентами функции, компоненты и фрагменты кода, а те что потеряли актуальность будут изъяты из него. Люди пишущие софт, внедряющие его и использующие в своей основной работе, не просто находятся по одну сторону прилавка, как сказал бы вульгарный торгаш, а являются полноценными соавторами. В эту же команду необходимо включить и конечных потребителей. Для университета это студенты, для гос структуры - население, для центроизбиркома - избиратели. А как же иначе, ведь в конечном итоге вся эта индустрия работает для них. И ими оплачивается.

Вывод

Дальновидное стратегическое планирование может учитывать описанные выше тренды очевидные для специалистов наблюдающих процессы происходящие в отрасли в их динамике. Может и не учитывать, но тогда оно не дальновидное и не стратегическое.

Во всяком случае вот пункты на которые я бы обратил внимание:

1. Компьютеры и мобильники быстро движутся навстречу друг-другу они уже строятся на одной элементной базе и работают с той же ОС. Цены быстро падают и уже ведутся переговоры о поставках для университетов крупных партий смартбуков по цене не дороже $200.

2. GNU Linux + Open Office ничем не уступают Windows + MS Office и очень скоро начнется массовая миграция потребителей со второго на первое.

3. Сложный прикладной софт обладающий действительно высокими потребительскими качествами, не может быть разработан и внедрен бизнесом для потребителей не качающих деньги из скважин. Потребители вынуждены объединяться для создания такого софта и первыми в нашей стране это, видимо, сделают университеты.


Статья в формате PDF